August 9th, 2012

Анна Пьяджи трибьют

 

Фотографы, редакторы, статисты, любопытствующая публика всегда терпеливо ждали появления Анны Пьяджи у входа на тот или иной показ, который она должна была посетить. Ждали не зря, потому что она никогда их не разочаровывала, появляясь в невероятных, фантазийных, каждый раз разных нарядах-образах, с неизменным синим локоном, губами, ярко и кокетливо накрашенными и в новой замысловатой шляпке от Стивена Джонса. Ждать ее, к сожалению, им больше не нужно. Позавчера еще одной легендой моды 20-го века стало меньше. 
 
 
 
Про Анну Пьяджи говорили, что она «ходячий музей». Её обширная личная коллекция винтажной одежды двух прошедших веков и глубокое знание истории моды давали острословам такое право. Маноло Бланик, создавший для Анны немало туфель, однажды сказал, что она «единственный оставшийся эксперт по старинным платьям».
 
Коллекционированием Анну увлек знаменитый историк моды Вен Ламберт, с которым ее свела случайная встреча в одном из магазинов Лондона в начале 60-х. В те времена Анна работала редактором моды в итальянском журнале Arianna. Тогда, руководствуясь тонким чувством стиля, мадам Пьяджи начала экспериментировать  с остроактуальными вещами и предметами одежды 19-го, начала 20-го веков, сочетая их в единые, гармоничные, хотя и диковинные ансамбли.
 
 
 
За те пятьдесят лет, что длилась её карьера, Анна Пьяджи превратилась в символ высокой моды, вычурной, изобильной, всегда богатой на выдумки. В этом она давала фору как молодым дизайнерам, так и мэтрам – для многих из них Анна Пьяджи была музой. Карл Лагерфельд стал ее партнером по творчеству в 1974 году, когда они познакомились в Париже. Кутюрье так вдохновляли наряды Анны, что он всегда зарисовывал их при встрече. Дружба двух талантливых людей воплотилась в уникальной книге «Карл Лагерфельд рисует Анну Пьяджи», вышедшей в 80-х годах.
 
   
 
В книге Алисии Дрейк «Красивая осень» (“The Beautiful Fall”) сказано, что мадам Пьяджи «была неподражаема в своем преданном служении стилю». Даже отправляясь куда-то с Лагерфельдом на выходные, она везла за собой несколько чемоданов с «винтажной одеждой от кутюр, старинными индийскими бриджами для верховой езды, купленными на рынке в Челси, эдвардианскими панталонами, перекрашенными в черный, как смоль, цвет, и с холщовой накидкой, которая первоначально была костюмом в «Жарптице» из цикла Русских Балетов Стравинского…
 
   
 
Эпатаж дешево стоит, если под ним нет интеллектуальной или хотя бы идеологической основы. Анну Пьяджи любили и ценили не только за умопомрачительные, сложносочиненные наряды, но и за талант журналиста, редактора, эксперта. На своей знаменитой машинке Olivetti Valentina ярко-красного цвета она печатала (даже когда печатные машинки стали историей) все материалы для различных изданий Condé Nast, в том числе Vanity Fair, который возглавляла с 81 по 84 год, сделав из журнала почти произведение современного искусства, а также для итальянского Vogue.
 
В этом главном модном журнале мадам Пьяджи была творческим консультантом и автором знаменитых Doppie Pagine (дословно «двойные страницы» – разворот в журнале) с 88-го года и до своей смерти. Эти Двойные страницы стали для многих модников азбукой или, как названа книга-ретроспектива журналистского творчества Анны Пьяджи, «алгеброй моды» (“Anna Piaggi`s Fashion Algebra: D.P. in Vogue”).
 
 
 
Анна Пьяджи навсегда вошла в историю моды, которую так хорошо знала и любила. Она сама была модой, ее воплощением. Вслед за Стефано Габбана мы говорим: «Прощай, великая Анна!»
 
Фото: theblitzkids.com, fashionista.com